Форум » Обо всём » Книги
Страницы: 1
Станислав Гагарин «Мясной Бор»
 
Честно говоря, я долго раздумывала, надо ли рассказывать об этой книге, найдет ли мой отзыв своего читателя. Книга, прямо скажу, тяжелая, про очень трудный и незаслуженно замалчиваемый эпизод Великой Отечественной. К тому же она достаточно объёмная: я читала в электронном варианте, но в бумажном виде это будет не менее страниц 600. Но именно для того, чтобы подвиг людей, которые честно и до конца выполнили свой долг перед Родиной, не был затерт бездарностью руководства и предательством отдельных лиц, я и пишу этот пост.

Название романа - это деревня в Новгородской области, в районе которой шли ожесточенные бои. В конце 1941 года, пытаясь снять блокаду Ленинграда, советские войска прорвали оборону немцев около Мясного Бора и 2-я ударная армия двинулась в глубь немецких войск, как в мешок. Этот мешок соединялся с советскими войсками коридором у Мясного Бора. С декабря 1941 по июнь 1942 года ширина коридора менялась от 3—4 километров до узкого простреливаемого пространства в 300 метров. Сложности в снабжении армии через этот узкий коридор обусловили неудачи советских войск и привели в конечном счете к гибели 2-й ударной армии. 25 июня 1942 года немцам удалось ликвидировать коридор, в результате чего 2-я ударная армия оказалась полностью в окружении. В ходе попытки вырваться из окружения большая часть солдат армии погибла или попала в плен. Но несмотря на свое поражение, 2-я ударная спасла Ленинград, оттянув на себя до 16 дивизий врага.

Сейчас эту местность называют Долиной смерти, каждый год здесь ведется поиск погибших и незахороненных солдат. В Интернете много написано про плохую энергетику этих мест: здесь не живут птицы, тут часто видят призраков в форме Великой Отечественной, слышат голоса, стоны, автоматные очереди, на фотографиях проступают какие-то посторонние фигуры. Призраки приходят во снах и наяву, зачастую указывая, где надо искать – и, как правило, там действительно находят останки.
 
Роман можно назвать эпопеей: охват панорамный, нам показывают обстановку и в целом на фронтах, и на конкретном участке, прослеживается история отдельных людей по обе стороны фронта, как рядовых, так и командармов. Только вот история у некоторых очень короткая – в один бой, а иные переживут несколько месяцев ада и выйдут живыми из немыслимых передряг. Автор переносит нас в Ставку Верховного Главнокомандования, показывает как рождался приказ №227 «Ни шагу назад!». Рассказывает о мыслях и окружении Гитлера. Но главные события разворачиваются там, где сражается 2-я ударная. Ситуация усугублялась тем, что весь этот район – сплошные болота, невозможно ни зарыться в землю, ни разбежаться при обстреле, техника вязла и тонула. Трудно добыть чистую воду. Весной тучи комаров и гнуса просто заедали бойцов и раненых. Не хватало боеприпасов и продуктов питания. Люди умирали от голода, ели траву и почки деревьев.

На небольшом участке боев погибших было столько, что из трупов образовался настил, их уже нельзя было обойти. А перед атакой «…командир ремонтного взвода изготовил и дал механикам-водителям крючья из толстой проволоки...После часа движения по жуткому ковру из мертвых тел гусеницы стали буксовать в мешанине из того, что недавно было живой плотью. Тогда и пригодились железные крючья для очистки траков".

Просто апокалиптически показан последний прорыв окруженных и обреченных людей через захлопнувшийся коридор: «...на восток устремились толпы обезумевших людей. Ими двигало одно стремление: выйти из окружения любой ценой. ...Ярость их прорыва была такова, что, устрашенные небывалым напором почти безоружных людей, немцы оставляли позиции, отступали. Тогда-то ... и удалось выйти из кольца тем, кто не останавливался ни на минуту, хотя и шел по трупам товарищей". "А вечером начался последний поход. Зрелище было кошмарным. Пошли все, кто мог хоть как-то передвигаться. Раненые скакали на костылях, застревавших между бревен настила, падали с него в болото, снова карабкались на дорогу. Иные ползли, все ещё надеясь, что им удастся выбраться из ада... Когда колонна...подошла к реке, немцы открыли бешеный огонь из минометов и пушек. Люди рассыпались в стороны от дороги, утопая в болотной трясине".

Честно рассказано о судьбе раненых. Двенадцать тысяч лежачих раненых было погружено на машины, в бензобаках которых не было ни капли горючего – ждали, что его забросят для вывоза раненых. Но оно так и не поступило. Раненые погибали под бомбежками, умирали от ран, а так как оставлять технику врагу было нельзя, то в конце по машинам с ранеными ударила своя же артиллерия. Часть раненых, кто мог держать оружие, вызвались прикрыть отход тех, кто ещё мог уйти. Медики физически в состоянии были идти на прорыв, но согласно инструкции врачам и медсестрам полагалось быть при подопечных, им оставалось только ждать.

Эти немыслимые страдания и жертвы, по сути, явились следствием уверенности Главнокомандующего в своей непогрешимости и головокружения от успехов зимы 1941 года. О просчетах руководства в советское время предпочитали не вспоминать, а тут и повод ещё удобный – ведь командармом 2-й ударной с апреля 1942 года был генерал А.Власов, тот самый что перешел на сторону немцев. В романе автор не избегает упоминаний о Власове и показывает его достаточно объективно и отстраненно (отмечаю это, потому что в советское время не то что писатели, а даже военачальники в своих мемуарах избегали упоминания про Власова). Предательство Власова наложило клеймо и обрекло на незаслуженное забвение всех, кто сражался и погиб в районе Мясного Бора.

Нельзя не упомянуть и ещё об одной сцене в книге. Мне она показалась несколько прямо и по-пропагандистски написана, но с общим посылом я согласна. На протяжении всего романа автор среди прочих прослеживает судьбу немецкого ефрейтора, будущего священника Рудольфа Пикерта и советского разведчика Олега Кружилина, ушедшего на фронт с философского факультета. Воюя друг против друга на одном участке фронта, они встречаются воочию уже после разгрома армии. Группа Кружилина действует в тылу немцев, пытаясь выйти к своим. Пикерт попадает к ним в плен. После короткой беседы, узнав, что они в общем-то, по мирным меркам, коллеги, они против своей воли проникаются даже симпатией друг к другу. Немец, понимая, что оставить его в живых русские не могут, и почувствовав, как трудно собеседнику его убить, сам кончает с собой на глазах у Кружилина.

В заключение. Я не призываю всех читать эту книгу, но прошу каждого, читающего эти строки, хотя бы мысленно поблагодарить тех, кто погиб в ту войну.
 
спасибо за рассказ про эту книгу.
Хочу добавить, что есть песня коллектива "Голубые молнии" про это место. Послушать можно, например, на youtube
Изменено: Alex - 27.03.2017 16:42:37
 
Спасибо большое. Я не знала, что про эти места есть песня и даже не одна.
Страницы: 1
Все самые интересные книги тут
   © Мастерская Зонтик Мэри Поппинс, 2017